Интервью. Вячеслав Бутусов: «Видоизменяю вещи, существующие в реальности»

MUSICSCLUB.RU

28 августа 2006 г.

Светлана Гудёж

ВЯЧЕСЛАВ БУТУСОВ: «ВИДОИЗМЕНЯЮ ВЕЩИ, СУЩЕСТВУЮЩИЕ В РЕАЛЬНОСТИ»

Искусство, бесспорно, многогранно. В частности — художественное. Например, можно изобразить что-то посредством слов, и эта картина заиграет красками и заживет собственной жизнью в воображении услышавшего и осознавшего эти слова. Образы пробуждаются и музыкой. В конце концов, есть картины, которые зритель созерцает непосредственно — на холсте, листе бумаге и других поверхностях. Светлана Гудеж специально для Rockmusic.ru подняла эту тему в разговоре с Вячеславом Бутусовым — человеком, бесспорно, многогранным и нашедшим себя во всех вышеперечисленных видах искусства.

— Каким образом получилось, что вы начали заниматься графикой? Сыграло роль профессиональное образование?

— Да, конечно, я всегда занимался графикой — с тех пор как меня отдали в художественную школу. Мастерство стало появляться во время учебы в Свердловском архитектурном институте. У архитекторов графика — обожаемый предмет. У меня была очень хорошая школа, потому что в тот период было два архитектурных института на весь Советский Союз — Московский и Свердловский.

В институте мы рисовали то, что нужно было по программе — курс академического рисунка, хотя были отдельные предметы, вроде проектирования, которые развивали у нас воображение и фантазию. Эти занятия все любили, потому что можно было отходить от программы и рисовать все, что угодно. Тогда у меня не было предпочтений, я в основном следовал программе. Например, когда мы проходили период кубизма, я рисовал в духе кубизма. А что касается того, к чему у меня сердце лежит до сих пор — это импрессионизм. Я не отдавал предпочтение кому-то одному из импрессионистов, мне нравился сам подход, само происхождение этого направления, когда человек отражает свои впечатления. На мой взгляд, это — самое нужное и правильное.

— Вы занимаетесь графикой или живописью?

— Я не разделяю графику и живопись. Конечно, можно их формально разграничить и сказать, что черно-белое, нарисованное пером — это графика, а то, что нарисовано кистями и красками — это живопись.

— Какую технику работы применяете?

— Сейчас я занимаюсь компьютерной графикой на основе фотографии. Вначале я делаю специальную фотографию, потом, беря ее за основу, трансформирую картинку до неузнаваемости, ну а там уже — что получится. Я работаю мышкой, встроенной в Macintosh, и больше мне ничего не надо. Мое орудие труда — Adobe Photoshop. Когда мне комплектовали Macintosh, я попросил поставить хорошую компьютерную графику для мультипликации. Но мастера сказали, что не знают, какую, — и поставили Photoshop.

У меня был период, когда я рисовал мышкой с двумя кнопками — вот это было мучение. А когда ты пальцем можешь рисовать — это нормально. Поскольку у меня очень много времени уходит на переезды на гастролях, я приучил себя орудовать минимумом средств. В поездах трясет, но иногда получаются неожиданные вещи, и потом привыкаешь, становишься немного шустрее. Иногда я в поезде делаю наброски, а потом на досуге их дорабатываю.

По старинке, углем и тушью, мне рисовать не хочется, я уже накалякался этим — смысла нет, возможностей только меньше. Когда ты делаешь что-то хорошее и красивое, не имеет значения, как ты это сделал — вырубил топором, нарисовал углем или в Photoshopе. Важен момент — нашел ты что-то красивое или нет.

Единственное, что меня раздражает — это масса ненужных операций, которые хочется упростить, но я думаю, что компьютерные программы со временем усовершенствуются, и не нужно будет делать много дежурных действий.

Я видоизменяю вещи, существующие в реальности. Моя техника близка к импрессионизму.

(Полностью интервью читайте в 5-6 (33-34) 2006 г. журнала «Rockmusic.ru»)

Интервью на портале Musicsclub.ru