2003 г. Rockmusic.ru. О презентации программы Светланы Гудёж «Бег»

ROCKMUSIC.ru

Апрель 2003 г.

Денис Алексеев

 На входе в «Белый Зал» клуба «Б2» фотка черного Дюка Элингтона. Неужели и он здесь играл? Вот это да!!! Однако же нет — под фотографией подпись: 1971 год. Ну не попадал никогда джаз в поле моих интересов, не был я ни разу в «Белом зале», что уж тут поделать… Проходим внутрь. Находим свой столик, садимся, достаем необходимые для работы принадлежности: я — ручку и блокнот, Света Беликова, фотограф — вспышки и объективы. С досадой сознаем, что немного опоздали — Гудеж уже на сцене, поет чистым и сильным голосом.

Закрываем глаза. «Форпост»? Да нет, «Белый зал»…

 Можно я не буду ее хвалить? Все равно никто не поверит. Не в том смысле, что она плохо пела или играла и все это видели, нет, просто не надо ждать честности и объективности по отношению к человеку, с которым предстоит работать (насколько я понимаю на концерте таких было большинство). Сколько хвалебных репортажей будет написано после ее выступления? Думать даже не хочу. Свет, приходи в Форпост, и я про тебя напишу. Непредвзято и по-честному. Надергаю цитат, проведу аналогии. То, что ты играешь, должно звучать именно там. Для босоногих и длинноволосых. Скажем по другому — для неожиданно повзрослевших , но так и не научившихся пить дорогое вино и ходить по джазовым клубам, босоногих и длинноволосых. Приходи, когда там будет петь Юля Тузова или ее тезка Теуникова. Или группа «Ступени» — вместе вы будете смотреться просто офигенно!

Как ни крути, но обойти вниманием этот концерт было бы несправедливо. Поэтому, в двух словах: Света поет под гитару песни собственного сочинения, впрочем, одну — на стихи Есенина. Песни похожи на композиции из кинофильмов «Ирония судьбы» или «Большая перемена». Я не совсем понимаю, где лежит граница между городским романсом и бардовской песней, поэтому не буду бросаться этими определениями — скажу только, что творчество Светланы откуда-то оттуда. Вряд ли рок… В ее песнях нет цепляющих образов, так сказать «хуков» — двух слов, ну, может быть не двух слов — двух строчек, фактически значащих гораздо больше, чем они формально выражают. Как, допустим, у Летова:

Летели качели, без пассажира,

без постороннего усилия, сами по себе

Впрочем, бог с ним с Летовым, в его песнях — каждое слово хук. Лучше вспомним Веню Дркина:

 Сколько Фомку не грей,

а душа не легла,

в шкуре волка теплей,

чем в тулупе козла

Список можно продолжать — тут вам и Умка, и та же Тузова. Я вовсе не утверждаю, что песни надо писать именно так. Что за глупости! Я просто хочу сказать, что Светины образы не входят в сознание также прочно, как Дркины или Умкины, не крутятся потом в голове на протяжении нескольких недель. Ее творчество вообще очень ненавязчиво и спокойно. Спокойно? Да, пожалуй, вот ключевое слово. Ее песни о снах, о старости, о том, какой она должна быть.

 Количество цветов, подаренных Свете после концерта превзошло все ожидания. Ну еще бы… Я тоже подарил бы, если б были. И еще — Свет, не стоило так волноваться. Честно.

Денис Алексеев, специально для РокмЬюзик.Ру